Сторонник бонапартистских политических методов

Политические противники Бисмарка обвиняли его в игнорировании утвержденного Венским конгрессом принципа «легитимизма». Луи-Наполеон же в глазах венского и других европейских дворов был таким же «узурпатором», как и его дядя Наполеон I. Бисмарк ловко парировал удары своих противников, доказывая, что во внешней политике очень опасно «игнорировать реальности».

Переходя далее от обороны к нападению, Бисмарк раскрывает истинную причину тревоги венских и берлинских «легитимистов»: его переговоры с Луи-Наполеоном снова поставили в порядок дня «проклятые» вопросы внешнеполитической ориентации Пруссии. При этом Бисмарк дает следующую характеристику внешней политики Пруссии, во всем приспособлявшейся к интересам Австрии.

Корреспондент Бисмарка генерал фон Герлах в вопросе об отношениях Пруссии к Австрии защищал официальную прусскую политику. Полемизируя с Бисмарком, он в то же время сообщал ему, что при дворе считают необходимым продолжать прежний курс политики. Тогда Бисмарк изложил свои взгляды в особом меморандуме, который отправил прусскому министру иностранных дел. Излагая мотивы, которыми он руководствовался, Бисмарк пишет Герлаху.

Но хотя Бисмарк старался внушить берлинскому двору, что он не является бонапартистом, по существу он, несомненно, был сторонником бонапартистских методов в политике. Бисмарк одобрял их и сам широко применил впоследствии, как показала его дальнейшая деятельность.

Учитывая это обстоятельство, его переговоры с Луи-Бонапартом приобретают особый интерес. Луи-Бонапарт в то время уже занят был дипломатической подготовкой войны с Австрией из-за Италии. Для него очень важно было добиться нейтралитета Пруссии, чтобы, таким образом, ослабить позицию Австрии. Бисмарк считал, что в этом отношении интересы Пруссии и Франции совпадают, и рекомендовал Берлину идти на сближение с Францией.

После итальянской войны Шлейниц еще теснее связал Пруссию с Австрией Теплицским гарантийным договором 1860 г.

Характеризуя эту политику Шлейница, Бисмарк подчеркивает, что она не имела ничего общего с подлинными интересами Пруссии. Бисмарк пытался направить прусскую политику в другую сторону, однако с его советами в Берлине не считались.

В Берлине в это время у власти находилось правительство «новой эры». Это правительства просуществовало до 1862 г., до возникновения так называемого «конституционного конфликта», когда во главе правительства стал Бисмарк.

Лишь после очевидного провала политики Шлейница в Берлине обратили, наконец, внимание на программу Бисмарка. Эта совпало с восшествием на престол короля Вильгельма I. В мае 1862 г. Бисмарк был вызван из Петербурга, как он полагал и как налагали его друзья. Однако этого назначения тогда не последовало. Вместо вышедшего в отставку Шлейница исполнение обязанностей министра иностранных дел было возложено на прусского посланника в Лондоне — Бернстофа. Включение Бисмарка в состав прусского кабинета затянулось, и он был направлен в качестве прусского посланника в Париж.

В Париже Бисмарк имел возможность вновь убедиться в том, что Луи-Наполеон не оставил своих надежд прийти к соглашению с Пруссией и что акции Австрии не особенно высоко котировались в Тюильрийском дворце. Тогда же у Бисмарка окончательно созрел совершенно конкретный план действий против Австрии, который он в лапидарной форме изложил лорду Дизраэли во время пребывания в Лондоне в июле 1862 г.


Предыдущая статья
Следущая статья




Вернуться к списку статей